Следователь обвиняет или защищает

Частный обвинитель [ править править код ] Частным обвинителем является лицо, подавшее заявление в суд по уголовному делу частного обвинения в порядке, установленном статьей 318 УПК РФ, и поддерживающее обвинение в суде. Гражданский истец [ править править код ] Гражданским истцом является физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением. Решение о признании гражданским истцом оформляется определением суда или постановлением судьи, следователя, дознавателя. Гражданский истец может предъявить гражданский иск и для имущественной компенсации морального вреда. Представители потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя [ править править код ] Представителями потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя могут быть адвокаты, а представителями гражданского истца, являющегося юридическим лицом, также иные лица, правомочные в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации представлять его интересы.

В уголовном процессе при помощи доказательств устанавливается: имело ли место событие преступления; виновность лица в совершении преступления; мотивы преступления, степень ответственности виновных, характер и размеры ущерба, а также причины и условия, способствовавшие совершению преступления и другие обстоятельства, указанные в ст. Помимо обстоятельств, входящих в предмет доказывания, доказательства устанавливают также вспомогательные факты, достоверное знание которых необходимо для собирания, исследования, оценки доказательств, например, о взаимоотношениях свидетеля с участниками уголовного процесса, о нарушениях правил собирания доказательств, о заинтересованности в деле должностных лиц, осуществляющих уголовное производство, и т. Требования, предъявляемые к доказательствам. В соответствии со ст. Рассмотрим каждое из этих требований. Согласно ст. Иными словами под относимостью понимается то, что доказательство должно служить установлению обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Практика рассмотрения уголовных дел в порядке частного обвинения

Сразу скажем: это нам представляется крайне позитивным и цивилизованным, о чем подробно и будет говориться далее. К стороне обвинения отнесены 13 субъектов уголовного процесса: прокурор, следователь, руководитель следственного органа, дознаватель, начальник подразделения дознания, начальник органа дознания, орган дознания, частный обвинитель, потерпевший, его законный представитель и представитель, гражданский истец и его представитель.

У нас нет никаких сомнений в правомерности отнесения должностных лиц, названных в приведенном перечне как и органа дознания, сотрудники которого осуществляют оперативно-розыскную деятельность , к стороне обвинения. В то же время мы не думаем, что законодателю следовало столь однозначно относить к стороне обвинения потерпевшего его представителей , процессуальным статусом которого пострадавший от преступления в соответствии с действующей редакцией ст. Введение в УПК данного положения обусловлено вполне обоснованной необходимостью всемерной защиты прав потерпевшего, ибо до того — что убедительно показывала следственная практика— пострадавший от преступления признавался потерпевшим зачастую на заключительном этапе досудебного производства по уголовному делу, а потому не мог полноценно реализовывать права, предоставленные этому участнику процесса.

Усугубляется эта проблема и тем, что лицо может быть признано потерпевшим без своего на то желания и о том ходатайства, на нелогичность чего издавна обращалось внимание в литературе в том числе и автором настоящей работы [35].

Кстати сказать, наши сомнения в правомерности однозначного отнесения потерпевшего к стороне обвинения находят некие себе дополнительные обоснования и в том, что в соответствии с п. Заключение такового соглашения закон не только не связывает с волеизъявлением на то данного участника уголовного процесса, но и о факте которого он в процессе предварительного расследования даже не обязан ставиться в известность глава 40. Обобщая кратко изложенное, мы полагаем, что от лица, пострадавшего от совершенного в отношении него преступления, следует получить волеизъявление на наделение его процессуальным статусом потерпевшего либо в виде самостоятельного на этот предмет заявления, либо отраженное в протоколе его допроса, в ином процессуальном акте.

Его отсутствие с учетом приведенных положений действующего УПК о механизме признания лица, пострадавшего от преступления, потерпевшим не может явиться основанием для ненаделения данного лица таковым статусом, но в то же время сделает более осмысленным для него самого его участие в уголовном процессе в качестве представителя именно стороны обвинения.

Возьмем на себя смелость предположить, что уголовно-процессуальный закон нуждается в корректировке, учитывающей высказанные замечания и приведенный уголовно-процессуальный опыт других государств; более того, нам представляется рациональным введение в УПК отдельной главы, специально посвященной правовым статусам пострадавшего от преступления и потерпевшего в уголовно-процессуальном значении этого понятия.

Но правомерность отнесения следователя и прокурора к стороне обвинения — и мнения по этой актуальнейшей в контексте данной работы проблеме будут подробно анализироваться далее у нас, скажем сразу, сомнений не вызывает.

Тут же оговоримся: здесь и далее под следователем понимаются также следователь-криминалист, дознаватель, начальник органа дознания, руководитель следственного органа, ибо при всем известном различии их процессуальной компетенции каждый из них по большому счету — следователь, осуществляющий уголовное преследование в досудебном производстве по уголовному делу с учетом, повторим, их правомочий и обязанностей.

И, как писали одни из первых комментаторов данного УПК М. Строгович и Д. Карницкий, этот термин как и все другие, перечисленные в названной статье — авт. И вот именно такой концептуальный подход современного отечественного законодателя — четкое указание на то, что следователь в уголовном судопроизводстве — профессиональный представитель стороны обвинения вызывает наиболее острые дискуссии в специальной юридической литературе.

Действительно, если его предназначение — обвинение, то такова и его основная уголовно-процессуальная функция. Можно ли в таком случае возлагать на следователя обязанность установления обстоятельств, исключающих или смягчающих ответственность субъекта, в отношении которого им самим осуществляется уголовное преследование в состязательном судопроизводстве?

Иными словами, может ли быть такое уголовное преследование обвинение объективным? С одной стороны, он нес обязанность раскрыть преступление, собрать доказательства, уличающие обвиняемого и необходимые для того, чтобы суд мог обоснованно и по справедливости разрешить уголовное дело. Какова же в таком случае и с учетом сказанного выше содержательная направленность деятельности следователя в целом, иными словами, какова его основная процессуальная функция в уголовном судопроизводстве?

Здесь необходимо сделать краткое отступление на предмет того, что вообще следует понимать под уголовно-процессуальной функцией. Проведя углубленный анализ высказанных по этой проблеме многочисленных соображений, СВ. Это определение представляется вполне корректным и теоретически обоснованным, а потому мы и примем его в качестве соответствующего операционного понятия дальнейшего данного исследования. В свою очередь, мы не ставим перед собой здесь задачи проводить сколь-либо подробный ретроспективный анализ самого широкого спектра высказанных по проблеме уголовно-процессуальной функции следователя как в зарубежной, так и в отечественной уголовно-процессуальной литературе мнений.

Однако и спустя многие годы чуть ли не столетие выдающийся отечественный процессуалист М. В то же время, многие авторы в функции следователя осуществление им защиты не включают, что представляется нам совершенно обоснованным.

Как совершенно справедливо некогда заметил А. Ответ же, что следователь защищает обвиняемого от обвинения, следователем же предъявленного и поддерживаемого, вряд ли кого удовлетворит. Так, Д. Скажем, установил следователь наличие преступления в расследуемом факте, изобличил лицо, его учинившее… и что дальше? В чем в таком случае должны состоять его дальнейшие действия? А до того — здесь автор присоединяется к позиции в этом отношении В. Нам и такая концепция представляется достаточно уязвимой не только в контексте высказанной выше нашей позиции об осуществлении уголовного преследования в опосредованном и непосредственном виде.

Представим себе хотя бы, что следователь в результате расследования задержал лицо в качестве подозреваемого, более того — предъявил кому-либо обвинение в совершении расследуемого преступления; иными словами, по мнению указанных авторов, перешел от выполнения функции расследования преступления к осуществлению функцию уголовного преследования. Затем он убеждается в непричастности данного лица к инкриминированному ему преступлению. Что из этого в таком случае следует?

Следователь прекращает выполнять функцию обвинения, и снова возвращается к выполнению функции расследования? Как видим, спектр мнений о процессуальной функции функциях следователя и в настоящее время крайне широк и разнообразен [47].

Наиболее радикальные из них и, по нашему убеждению, сугубо псевдодемократические сводятся к тому, что следователь есть лишь исследователь обстоятельств расследуемого им дела, а потому законодательное отнесение его к стороне обвинения в уголовном процессе в принципе неправомерно.

По мнению авторов, придерживающихся этой концепции, отнесение следователя к стороне обвинения, предполагающее осуществление им уголовного преследования, а, следовательно, в конечном счете, изобличение лица в совершении преступления, вступает в резкое противоречие с принципом всестороннего, полного и объективного установления всех обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу.

А потому, пишет, например С. По сути, в таких утверждениях, возьмем на себя смелость предположить пусть простят нас авторы, придерживающиеся этой позиции , как это ни парадоксально реанимируются давно известные лозунги о сущности советского уголовного процесса. Так, например, в 1970-х гг. Еще дальше в обосновании этой позиции через десять лет пошел В. Приведя замечание К. Маркса — авт.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: ВОТ что ПРОИЗОШЛО в полиции УФЫ на самом деле!

Участники уголовного судопроизводства согласно уголовно-​процессуальному Суд не относится ни к стороне обвинения, ни к стороне защиты. Следователь — должностное лицо, уполномоченное осуществлять. В то же время, многие авторы в функции следователя осуществление им защиты Ответ же, что следователь защищает обвиняемого от обвинения,​.

Сразу скажем: это нам представляется крайне позитивным и цивилизованным, о чем подробно и будет говориться далее. К стороне обвинения отнесены 13 субъектов уголовного процесса: прокурор, следователь, руководитель следственного органа, дознаватель, начальник подразделения дознания, начальник органа дознания, орган дознания, частный обвинитель, потерпевший, его законный представитель и представитель, гражданский истец и его представитель. У нас нет никаких сомнений в правомерности отнесения должностных лиц, названных в приведенном перечне как и органа дознания, сотрудники которого осуществляют оперативно-розыскную деятельность , к стороне обвинения. В то же время мы не думаем, что законодателю следовало столь однозначно относить к стороне обвинения потерпевшего его представителей , процессуальным статусом которого пострадавший от преступления в соответствии с действующей редакцией ст. Введение в УПК данного положения обусловлено вполне обоснованной необходимостью всемерной защиты прав потерпевшего, ибо до того — что убедительно показывала следственная практика— пострадавший от преступления признавался потерпевшим зачастую на заключительном этапе досудебного производства по уголовному делу, а потому не мог полноценно реализовывать права, предоставленные этому участнику процесса. Усугубляется эта проблема и тем, что лицо может быть признано потерпевшим без своего на то желания и о том ходатайства, на нелогичность чего издавна обращалось внимание в литературе в том числе и автором настоящей работы [35]. Кстати сказать, наши сомнения в правомерности однозначного отнесения потерпевшего к стороне обвинения находят некие себе дополнительные обоснования и в том, что в соответствии с п. Заключение такового соглашения закон не только не связывает с волеизъявлением на то данного участника уголовного процесса, но и о факте которого он в процессе предварительного расследования даже не обязан ставиться в известность глава 40. Обобщая кратко изложенное, мы полагаем, что от лица, пострадавшего от совершенного в отношении него преступления, следует получить волеизъявление на наделение его процессуальным статусом потерпевшего либо в виде самостоятельного на этот предмет заявления, либо отраженное в протоколе его допроса, в ином процессуальном акте. Его отсутствие с учетом приведенных положений действующего УПК о механизме признания лица, пострадавшего от преступления, потерпевшим не может явиться основанием для ненаделения данного лица таковым статусом, но в то же время сделает более осмысленным для него самого его участие в уголовном процессе в качестве представителя именно стороны обвинения. Возьмем на себя смелость предположить, что уголовно-процессуальный закон нуждается в корректировке, учитывающей высказанные замечания и приведенный уголовно-процессуальный опыт других государств; более того, нам представляется рациональным введение в УПК отдельной главы, специально посвященной правовым статусам пострадавшего от преступления и потерпевшего в уголовно-процессуальном значении этого понятия. Но правомерность отнесения следователя и прокурора к стороне обвинения — и мнения по этой актуальнейшей в контексте данной работы проблеме будут подробно анализироваться далее у нас, скажем сразу, сомнений не вызывает. Тут же оговоримся: здесь и далее под следователем понимаются также следователь-криминалист, дознаватель, начальник органа дознания, руководитель следственного органа, ибо при всем известном различии их процессуальной компетенции каждый из них по большому счету — следователь, осуществляющий уголовное преследование в досудебном производстве по уголовному делу с учетом, повторим, их правомочий и обязанностей. И, как писали одни из первых комментаторов данного УПК М. Строгович и Д.

Вот, только почему так происходит, кому и по какой причине это оказывается выгодным, — этот вопрос зачастую так и остаётся без ответа.

При этом искренне раскаивается, имеет на руках готовое ходатайство с места работы, в котором указывается, что трудовой коллектив предприятия, учреждения, организации готов взять на поруки. Освободится, от наказания теперь возможно, если в течение года, со дня утверждения этого ходатайства судьей, то есть с момента передачи на поруки, не совершать каких-либо противоправных поступков, не уклоняться от мер воспитательного характера, в общем, оправдать доверие. Указанное ходатайство является не только процессуальным основанием для освобождения, а является, такой себе, гарантией предоставленной поручителями, в данном случае коллектива, проводить воспитательную работу и главное контролировать поведение за весь срок поручительства. Обращайтесь и мы совместно подыщем возможность получить такое ходатайство, утвердить его и далее главное - быть свободным.

Власова С.В. К вопросу о приспосабливании уголовно-процессуального механизма к цифровой реальности

Кроме того, возбуждать уголовные дела, выполнять неотложные следственные действия, оперативно-розыскные мероприятия и поручения следователя и прокурора также вправе следующие органы дознания: органы исполнительной власти, наделенные полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности ФСБ, Федеральные органы государственной охраны, Службы внешней разведки, органы Минюста ; командиры воинских частей, начальники военных учреждений или гарнизонов; капитаны морских и речных судов, находящихся в дальнем плавании; руководители геологоразведочных партий и зимовок, удаленных от мест расположения "обычных" органов дознания; главы дипломатических представительств и консульских учреждений. Орган дознания действует в лице начальника. Начальник органа дознания - должностное лицо органа дознания, в том числе заместитель начальника органа дознания, уполномоченное давать поручения о производстве дознания и неотложных следственных действий, осуществлять иные полномочия, предусмотренные УПК. Дознаватель - это должностное лицо органа дознания, правомочное, либо уполномоченное начальником органа дознания или его заместителем осуществлять предварительное расследование в форме дознания, а также иные полномочия, предусмотренные УПК ст. Не допускается возложение полномочий по проведению дознания на то лицо, которое проводило или проводит по данному уголовному делу оперативно-розыскные мероприятия. По своим полномочиям дознаватель очень близок к следователю. Основное отличие состоит в том, что дознаватель менее процессуально самостоятелен, чем следователь, поскольку все указания прокурора и начальника органа дознания, данные в установленном законом порядке, для него обязательны, а их обжалование не приостанавливает исполнения. Иные должностные лица органа дознания - это его сотрудники, которые выполняют неотложные следственные действия по поручению начальника органа дознания или иные процессуальные полномочия например, участвуют в проведении следственных действий. Потерпевший, частный обвинитель, гражданский истец Потерпевший - это физическое или юридическое лицо, признанное таковым постановлением дознавателя, следователя, прокурора, судьи или определением суда при наличии достаточных доказательств полагать, что данному лицу непосредственно причинен вред деяниями, по поводу которых возбуждено уголовное дело ст. В случае смерти потерпевшего как результата совершения в отношении него уголовно-противоправных действий, потерпевшими признается один из его близких родственников.

Вопрос №12 - Лучший ответ - Присяжнюк Светлана Анатольевна (Калининградская ТЭЦ 2)

Как надзирают на следствием Суть нашей работы такова, что прокурор проверяет законность действий. И если в регионе много историй попадают в прессу, это говорит не о том, что все плохо, а что работают все органы — не только на выявление преступлений, но и на противодействие преступлениям в правоохранительных органах. Объем работы огромный, если кратко, то это надзор за возбуждениями уголовных дел, за отказами в возбуждении и ходом следствия, то есть за сроками [проведения следственных действий]. В Сибири я в шесть часов вставал и в шесть уходил с работы, а в Московской области постоянно до одиннадцати сидел и в выходные радовался, что могу поспать подольше перед тем, как пойду на работу. Это отчеты, проверки административно задержанных — [для этого] надо в милицию ездить. Днем я обычно решал насущные задачи, а вечером уже проверял уголовные дела. Прокурорам поступает много жалоб на незаконное преследование, на милицейский беспредел. Надо проверять, обоснованы они, или нет, запрашивать дела.

.

.

Депутат молдавского парламента обвинил Игоря Додона в коррупции

.

Вы точно человек?

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Зачем допрашивают следователей
Похожие публикации